Начало русско-японской войны 1904—1905 годов



Автор: Олег Ракитянский.


В ночь на 8 февраля 1904 года, еще до официального объявления войны, 8 японских миноносцев провели торпедную атаку кораблей русского флота, стоявших на внешнем рейде Порт-Артура. В результате атаки на несколько месяцев были выведены из строя два лучших русских броненосца («Цесаревич» и «Ретвизан») и бронепалубный крейсер «Паллада».


Копившееся годами, и умело подогреваемое усилиями «извечного друга» России – Англии, японское раздражение и недовольство, достигло своего апогея 26 января (6 февраля по новому стилю) 1904 г. и выразилось в форме двух дипломатических нот, переданных послом Японии в Петербурге бароном Курино Синъитиро главе российского МИД графу В. Ламздорфу. В них говорилось о том, что Россия, под различными предлогами, умышленно игнорирует все инициативы Японии касательно урегулирования двухсторонних интересов в Корее и Маньчжурии. По этой причине японское правительство вынуждено «серьёзно обдумать меры самообороны» в связи с чем переговоры прекращаются, и Токио прерывает дипломатические отношения с Петербургом. Японские ноты ясно указывали на то, что далее последуют военные действия (формальное объявление войны было сделано 10 февраля 1904 г.). Решение о начале войны с Россией было принято на совместном заседании членов тайного совета и всех министров Японии 4 февраля 1904 года, а в ночь на 5 февраля было отдано распоряжение о высадке войск в Корее и об атаке русской Тихоокеанской эскадры в Порт-Артуре.


Японские ноты вызвали немедленную реакцию со стороны военных деятелей страны. В частности, о возможности внезапного нападения японского флота на места базирования русского флота с целью его блокировки и уничтожения, 6 февраля 1904 г. сообщил начальник Главного штаба генерал-адъютант В. Сахаров. По его мнению, русский флот должен был приступить к активным действиям в районах развёртывания военно-морских сил, чтобы не допустить высадку вражеских десантов в Корее. В этот же день вице-адмирал С. Макаров написал управляющему Морским министерством Ф. Авелану об опасности расположения русского флота на внешнем рейде в Порт-Артуре. Он прямо указывал, что пребывание кораблей на этой позиции даёт возможность противнику произвести ночную атаку. «Результат такой атаки будет для нас очень тяжёл», — указывал адмирал, японский флот не пропустит такого благоприятного случая нанести нам удар. «Если мы не поставим теперь же во внутренний бассейн (то есть расположить эскадру в гавани Порт-Артура) флот, то мы вынуждены будем это сделать после первой ночной атаки, заплатив дорого за ошибку». Письмо Макарова с резолюциями «доложить его величеству», «военно–морскому отделу к делам» и «хранить весьма секретно, копий не снимать» попало в архив. Чиновники морского министерства и Главного морского штаба остались глухи к голосу беспокойного адмирала, а он в очередной раз выступил как провидец.


Необходимо отметить, что ещё за два дня до предъявления дипломатических нот, японцы начали враждебные действия, захватывая российские гражданские судна во всём регионе. Так, 24 января (4 февраля) 1904 года японский корабль в Корейском проливе, в трех милях от берега и в шести милях от порта Фузан (г. Пусан) захватил гражданский пароход российского Добровольного флота «Екатеринослав». В самом Фузане был захвачен пароход Китайско-Восточной дороги (КВЖД) «Мукден» и началась высадка японских войск. Такая же судьба постигла и другие русские пароходы, которые волей судьбы оказались в те дни в Корейском проливе — «Россия», «Аргунь» и на рейде портового города Нагасаки — пароход КВЖД «Маньчжурия». Кроме того, японцы захватили русские почтовые учреждения в Фузане и Мозампо.


Но, главным объектом нападения являлась русская военно-морская база-крепость Порт-Артур, которая только отстраивалась и не была готова к длительной обороне. На вооружении она имела всего 116 орудий, из них на морском направлении 108 и на сухопутном – только 8, вместо 542 по проекту. Сухопутный гарнизон крепости состоял из 12 100 солдат и офицеров (без моряков флотского экипажа). Война застала и Тихоокеанскую эскадру недостаточно подготовленной к боевым действиям на море. В Порт-Артуре базировались лишь 7 броненосцев, 1 броненосный крейсер, 5 легких крейсеров, канонерские лодки и миноносцы. Мобилизационный план и стратегическое развёртывание не были произведены.


В связи с ростом напряжённости и ухудшением дипломатических отношений с Японией, с 12 января 1904 г. Наместник Его Императорского Величества на Дальнем Востоке (с 7 февраля — главнокомандующий русской армией и флотом на Дальнем Востоке) адмирал Е. Алексеев объявил о военном положении в крепости Порт-Артур, в г. Владивосток и о приготовлении к мобилизации всех войск на Дальнем Востоке.  Но ещё до этого Алексееву было разрешено направить эскадру в море для производства учебных стрельб. 4 февраля в Токио стало известно, что русская эскадра покинула Порт–Артур. Японское правительство решило использовать этот факт, как повод, чтобы реализовать свои милитаристские планы. На совещании у микадо (титул императора Японии) было решено начать военные действия без официального объявления войны; тут же были даны указы об отправке войск в Корею — в Чемульпо и о нападении на русский флот в месте его базирования. В стране была объявлена всеобщая мобилизация.


6 февраля японский объединённый флот под командованием маркиза Того Хэйхатиро в составе 6 броненосцев, 14 крейсеров и свыше 36 миноносцев вышел в море из г. Сасебо. Не встретив по пути никаких препятствий 7 февраля отряд контр-адмирала С. Уриу (5 крейсеров, 8 миноносцев и 3 транспортов с десантом) получил приказ отделиться от основных сил и повернуть к порту Чемульпо. В базе российского флота находилась часть кораблей в том числе крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец». После полудня 8 февраля основные силы японского флота встали на рейде у острова Роунд в 44 милях от Порт-Артура.

8 февраля в порт зашёл британский пароход с японским консулом из г. Чифу. На этом пароходе в этот же день в Японию увезли всех японцев, которые проживали в городе, а также произвели разведку диспозиции кораблей российского флота. В 6 часов вечера Того отдал приказ поднять на флагмане сигнал о начале военной операции.

В ночь с 8-го на 9-е февраля корабли Тихоокеанской эскадры располагались на позициях не военного, а мирного времени, на внешнем рейде Порт-Артура. При этом экипажи в полном составе находились на кораблях, все орудия, кроме крупнокалиберных, заряжены. В морской дозор были отправили два эскадренных миноносца: «Расторопный» и «Бесстрашный». На случай выхода в море по тревоге также были готовы дежурные крейсера эскадры — «Аскольд» и «Диана». Считается, что, если бы они были в охранении, японскую атаку можно было сорвать или значительно ослабить.

С наступлением темноты вице-адмирал Того отправил отряд миноносцев численностью в 10 кораблей к Порт-Артуру. Японцы шли с погашенными огнями, удачно миновали русский дозор и точно вышли к месту расположения русской эскадры, ориентируясь по маякам и прожекторам русских кораблей, которые освещали внешний рейд Порт-Артура. На внешнем рейде в четыре линии, в кильватерном строю, стояло 16 вымпелов: 7 эскадренных броненосцев — «Петропавловск» (флагман), «Полтава», «Севастополь», «Ретвизан» (командир корабля Э.Н. Щенснович), «Победа», «Пересвет» и «Цесаревич» (командир корабля И.К. Григорович), 4 крейсера 1-го ранга — «Баян», «Паллада», «Диана» и «Аскольд», 3 крейсера 2-го ранга — «Новик», «Боярин» и «Джигит», канонерка «Забияка», военный транспорт «Ангара».

Атака противника началась в 23.30 и оказалась полностью внезапной для наших кораблей. Бой продолжался более часа. Первую торпеду в 23.33 выпустил миноносец «Сиракумо». Вахтенный офицер эскадренного броненосца «Ретвизан» Развозов обнаружив два японских миноносца, немедленно отдал приказ открыть огонь. И в этот момент в носовую часть левого борта корабля попала вражеская торпеда. Погибло пять матросов. От начавшей поступать в корпус забортной воды броненосец стал крениться на левый борт, погасло освещение. Чтобы выровнять корабль, затопили погреба правого борта. Крен несколько стабилизировали. Пробоину закрыли пластырем, начали откачку воды и восстановили электрическое освещение. На протяжении всего часового боя, корабль продолжал вести огонь из своих орудий по правому борту и за всю ночь выпустил 150 снарядов. Командир корабля, опасаясь затопления, с разрешения командующего адмирала О. Старка, направил броненосец к проходу на внутренний рейд. Полной воды (прилива) не было, поэтому «Ретвизан» сел на мель, загородив половину прохода. Три отсека броненосца были затоплены, корабль принял 2 тыс. тонн воды.

На «Цесаревиче» вахтенный начальник мичман К. Гильдебрант вовремя заметил силуэты подходящего японского миноносца и сыграл тревогу. Сигнал горниста «атака по левому борту» привел в движение весь корабль. Комендоры 75-мм и 47-мм пушек немедленно открыли огонь. Корабль осветился вспышками выстрелов, к ним добавились лучи включённых прожекторов. Этот момент совпал с атакой на «Ретвизан», а по некоторым данным произошёл даже раньше.

Командир И. Григорович немедленно поднялся на площадку левого борта, но не успел как следует осмотреться, как корабль вздрогнул от взрыва в корме. Попадание торпеды пришлось где-то между двумя кормовыми башнями 305- и 152-мм орудий. Стрельба под командованием лейтенанта Д. Ненюкова оказалась безрезультатной – противник скрылся, а вскоре огонь из 75-мм пушек пришлось прекратить из-за быстро увеличивающегося крена. У корабля был поврежден руль, затоплению подверглись кормовые отсеки, крен достиг 18 градусов. Броненосец, тихим ходом, также двинулся во внутреннюю гавань. По пути его ещё дважды атаковали, но торпеды прошли мимо. Третья японская торпеда попала в крейсер «Паллада». Вахтенный начальник лейтенант А. Бровцын также не промедлил сыграть тревогу. Из семи выпущенных по «Паладе» торпед попала одна, другие прошли по носу и одной из них была по-видимому та, что угодила в «Ретвизан». Торпеда попал в середину корпуса «Палады». В результате возник сильный пожар в угольной яме. Один матрос погиб, четверо получили смертельные ранения, ещё 38 человек были ранены или отравлены дымом.


Японские корабли вели атаку одиночными торпедами с дистанции в 1-2 кабельтовых (1 кабельт = 185 метров), то есть почти в упор, по обездвиженным целям. Условия атаки были практически идеальными. Во время атаки враг выпустил 16 торпед и только три достигли цели. Часть торпед не взорвались. Как позднее выяснилось, японские моряки поспешили и выпустили торпеды с не выдернутой чекой (в не боеспособном состоянии). По мнению японского командования, атака привела бы к более значительным потерям русского флота если бы Того сконцентрировал все силы у Порт-Артура, а не стал бы их распылять между морскими базами Тихоокеанского флота.

В целом японскую атаку следует признать успешной. На значительный срок (6 месяцев) были выведены из строя два мощнейших корабля эскадры — «Ретвизан»* и «Цесаревич». Это дало преимущество японскому флоту. К тому же в Порт-Артуре не было доков, которые могли бы вместить такие корабли. Это серьёзно осложняло ремонт броненосцев.

Японские миноносцы, получив незначительные повреждения, ушли в открытое море. Для отражения возможной повторной атаки в море вышли крейсера и миноносцы Тихоокеанской эскадры, создав дозорную цепь, которая утром 9 февраля вступила в новое сражение с японским агрессором.

_______________________________

* «Ретвиза́н» — эскадренный броненосец русского флота. Назван в честь шведского линейного корабля «Rättvisan» («Справедливость»), захваченного в Выборгском сражении в 1790 году и вошедшего в состав русского флота. 20 февраля 1904 г. японский флот предпринял очередную атаку Порт-Артура с целью блокировки Тихоокеанского флота во внутреннем бассейне путём затопления нескольких судов в узком выходе из гавани. В ночь на 23 февраля несколько вражеских брандеров при поддержке миноносцев попытались реализовать этот замысел. Однако русские сторожевые корабли, при поддержке «Ретвизана» отбили эту атаку. Один брандер потопили, другой был сильно повреждён и его выбросило на прибрежные камни.



контакты

Адрес: 630073, г. Новосибирск,  пр.К.Маркса,57, оф. 709                                          
Контактный телефон: +7 (383) 227-72-79
E-mail:nro@rusorel.info

По вопросам сотрудничества:

nro@rusorel.info

Copyright 2017 © Общество «Двуглавый Орёл»